Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Профиль

Правила поведения

Для меня данный блог - хранилище текстов, неопубликованных в СМИ. Поэтому я не создаю удобную среду для скандалов, гладиаторских боев и прочих зрелищ.
Предупреждаю читателей, здесь вполне можно высказаться в комментах, но нужно уметь себя вести. Мне все правила кажутся элементарными, но некоторым они явно не очевидны.

1. Здесь нельзя оскорблять и переходить на личности, друг друга, а в особенности владельца блога.
2. Оффтоп, (само)реклама и флуд - запрещены.
2. Здесь запрещен мат и иные высказывания, нарушающие уголовный и административный кодекс России.
3. Я не являюсь наемным сотрудником читателей, поэтому заявления "эй ты, давай мне..." - ведут к завершению диалога.
4. Вы можете сколь угодно высоко ценить свои мысли, но если Вы нарушили правила блога, то никто с ними разбираться не будет. Вас просто выгонят.
5. Я достаточно опытный и известный исследователь, поэтому на меня не производят впечатления манипулятивные доказательства. Лучше не используйте их, только опозоритесь.

Блокировку осуществляю по своему усмотрению. Это мой блог, если кто забыл.
Обычно за первым нарушением следует предупреждение, а нарущающий комментарий может быть заморожен или закрыт, а за рецидивом уже будет наказание. Но возможно и отступление от этого порядка, если нарушение кажется тяжким.
Профиль

Сказка о любви-6

Прокачка боевых навыков в Дзюкай, известном, как Лес самоубийц, казалась Клирику хорошей идеей. Однако процесс шел плохо, призраки стали убегать от него после пары встреч, крича товарищам что-то о страшном зануде. Впрочем, удача улыбнулась приключенцу, когда из вечернего сумрака появилась Кутисакэ и грозно спросила:
-Я красивая?
Collapse )
Профиль

Сказки о любви-5: Грустный Клирик

Открыв глаза, Дракон обнаружил перед собой Клирика. Последний вел себя странно, двоился, расплывался, колебался в такт головной боли, но исчезать не спешил. Наконец, Дракон, вынужденный принять существование оппонента, хрипло возгласил:
-Принцессу – не отдам! Доставай - меч!
-Но, простите, - рассудительно ответил Клирик. – У меня нет меча, а у Вас здесь я что-то не наблюдаю Принцессы…
-Естественно, она у себя, ик. В городе… Но все равно - не отдам! – пересохшим горлом ответило чудовище.
-Что вы! Зачем мне приходить за принцессами туда, где их нет? Тут просто мой храм недалеко, вот я и зашел пообщаться. Вы лучше водички, вот, выпейте… И вот еще принес… - участливо затараторил пришедший.
На свет явилась прозрачная пузатая бутыль с понятным содержимым.
-Ик! Разговор получается! Хотя похмеляться с утра…
-Уже не с утра, - указал Клирик на сумрак за окном. – Так что выпейте, посидим, поговорим… Только извольте принять нормальный облик, а то стакан не дам!
Collapse )
Профиль

Зачем нужны попаданцы?

В этом очерке я хочу попытаться разобраться в роли и смысле такого литературного приема, как «попаданчество», который вызывает либо нездоровый ажиотаж, либо не более здоровую абсолютную ненависть. Работа не содержит полного перечня произведений данного типа, позволяет, на мой взгляд, проследить наиболее важные моменты.
Для начала прием с внезапным порой сверхъестественным перемещением героя из обыденной реальности в новые необычные условия – очень давно прописался в культуре всех стран. Думаю, таких «попаданцев в магические миры», как Садко, Синдбад и Лермонт, мы все помним с детства. Фактором, провоцирующим «попаданчества», могли выступать и путешествия главных героев, которые заносили их в незнакомые земли, и козни сверхъестественных созданий. Так или иначе – но герои классических сказок попадали и нам на радость приключались, проявляя сметку, храбрость и силу в преодолении необычных трудностей.
Та же тема благополучно перекочевала в литературу новейшего времени, от «Таинственного острова» Верна до «детей попаданцев» из «Питера Пэна», цикла «Нарния» и «Мио, мой Мио» - где момент попаданчества присутствует в полный рост.
Такой «попаданческий» сюжет, где центром действия является герой-протагонист в необычных для себя условиях, использовал и, например, Дефо в «Робинзоне Крузо». В школе нам всем рассказывали про глубокое гуманистическое значение сюжета о герое-одиночке, который, используя современные знания и личные таланты, превозмогает и побеждает… Так что не будем повторяться.
В принципе, любой попаданческий сюжет вольно или невольно использует основные черты Робинзониады:
Collapse )
Профиль

Литература и служение

Когда порой готов я сдаться,
И рядом нету никого,
Во мне рокочет Государство
Железным голосом его.

Александр Городницкий «Левитан»

Последнее время я стал регулярно сталкиваться в сети с забавными переосмыслениями «Трех мушкетеров» Дюма, авторы которых довольно активно докапываются до Д’Артаньяна и Ко. Речь о довольно банальном моменте с точки зрения истории и логики фактов: герои романа – выступают вопреки интересам своей страны, помогают Англии, активно противодействуют такому выдающемуся строителю французского государства как кардинал дер Ришелье. Апофеозом их деятельности резонно называют кульминационный эпизод произведения - казнь миледи Винтер, на минутку агента французской разведки, которая успешно провела ликвидацию Бэкингема, начавшего войну с Францией. И кто тут после этого положительный персонаж?
Эти мотивы присутствуют в массе текстов от полуироничных интернет-постов до профессиональных статей. В связи с этой тенденцией уже начали появляться контрпосты на тему того, что миледи в романе не такая уж няшка, а вместе с этим целые полемические форумы про ту же многострадальную миледи. В случае с Винтер-де Ляфер сказывается, конечно, и гипноз профессии (она шпионка, а эта служба современным сознанием романтизируется и идеализируется), и сам образ роковой женщины, на которую многие читательницы очень хотели бы быть похожими.
Но здесь есть вторая немаловажная часть. Уже не общественный «культ» разведки, а – «культ» государства. «Кардинал Ришелье в средневековой Франции занят сталинизмом — ведёт деятельность внешней разведки, контрразведки, реформирует государство, душит оппозицию, посылает посольство в Россию, воюет с родовой аристократией (то есть репрессирует Цвет Нации) и занимается прочими никому не интересными и скучными вещами, которые должны позднее сделать Францию сверхдержавой того времени» - пишет один из упомянутых выше авторов.
И, в общем-то, он правы, если не цепляться к слову «сталинизм», которое до сих пор некоторые воспринимают в сугубо негативном ключе.
Collapse )
Профиль

К новым прочтениям «Мира полудня»

Мне регулярно на ум приходит тема «новых прочтений» произведений братьев Стругацких о «Мире полудня», которые периодически появляются в наши дни – либо в виде фанфиков, порой весьма профессиональных, либо даже в виде политических аллюзий. Пример, последнего рода, в свое время очень меня впечатливший, - заочная полемика Шендеровича и Носикова в связи со смертью Бориса Стругацкого и попытками «Трудно быть Богом» применительно к текущему политическому моменту.
Однако можно вспомнить кучу примеров литературных, цикл профессиональных фанфиков «Время учеников», где известные писатели-фантасты творят, используя миры и персонажей писательского дуэта. И прекрасно творят. Только часто это не творчество по мотивам, а именно резкое контрастное переосмысление написанного Стругацкими.
Успенский «Змеиное молоко» - переосмысливает «Парня из преисподней», трактует всю сюжетную линии в духе разведывательного романа. (Вообще с позиций современного читателя мысль, что Гэг «засланец» довольно тривиальна). Это забавно, почти дружелюбно.
Collapse )
Профиль

Чужие стихи ("Герда")

Очень эмоциональное, "женское", с массой "белых" вставок, но любимое мной стихотворение Екатерины Перченковой.

Компас не врет направление - полюс, куда деваться: ищи.
Они следят за тобой, будто смотрят кино.
И еще -
они говорят: твои слезы, девочка, недостаточно горячи -
не прожигают землю и даже не обжигают щек.
Ты принимаешь за правду, покаянно шепчешь: моя вина;
бредешь по колено в снегу, в самом сердце полярной ночи;
подставляешь горло, и они выпивают тебя до дна,
оставляя пустую и звонкую оболочку.

На последней неделе пути тебя покидают сны.
На последнем десятке шагов твои губы покрыты льдом.
Ты врастаешь глазами в поля ледяной страны
И тихонько шепчешь: надо же, это Дом...

Хозяйка северных замков ждет у двери -
и вдруг, забыв, что глаза у нее голубая мертвая сталь,
ты бежишь к ней навстречу, хватаешь ее ледяную руку, прижимаешь к сердцу и плачешь:
как же меня достали!
Я не хочу обратно, туда, где плавилось и болело,
я не хочу ничего оттуда, ты знаешь, это такая мука...
...оставь мне холодный кофе, учебник Сканави и белую королеву -
костяную фигурку в острой короне вместо розовощекой куклы.

Они там считают мои шаги,
придираются - где, мол, тебя носило;
они сочинили прибор для измерения силы вдоха,
они говорят, что я плачу не так и люблю вполсилы,
и семьдесят ровных ударов в минуту - это ужасно плохо,
по крайней мере, для сказочной положительной героини,
которой нужно оставить дом и обрезать косы,
выйти в метель, обойти полсвета,
быть самой доброй и сильной, выдохнуть душу,
выпустить кровь и изойти на слезы.

Если я попытаюсь вернуться, наверное, быть беде.
А здесь так легко дышать, так спокойно;
тебе же одной несладко - я буду рядом,
я буду хорошей, разреши мне остаться здесь,
я умею складывать буквы в слова - у меня есть справка.
А если не хочешь, я тоже пойму и прикинусь глухонемой,
я не прошу полмира, мне не нужны твои тайны.
А еще у тебя мой брат - отпусти его, пусть идет домой,
помогает бабушке, поливает цветы, отпусти его, я останусь...
Он дурачок, ссыльный ангел, ему здесь холодно,
он устанет глядеть на сугробы и голые ветки,
а дома его отведут к окулисту и кардиологу,
пропишут очки и таблетки.

Смотри: меня вела не любовь, но путь оказался верным.
Прости: меня вела не любовь - какие уж тут обиды...
Пусти меня в дом. Говорят, у тебя есть зеркало.
Я хочу посмотреться в него
и ничего не увидеть.

Это же сказка,
все кончилось хорошо и без лишних слов,
но восемь из десяти хотят прочитать сначала...
Они говорят: что ты делаешь, разве это любовь?
Они говорят: ты с ума сошла, этого слишком мало.
Я промолчу. Не любовь, конечно.
Мне обещали пару коньков -
как раз сегодня похолодало
Профиль

Чужие стихи ("Ледяные сугробы скребут каблук...")

Крис Аивер, довольно старое стихотворение. Но одно из удачных, на мой взгляд.
Ледяные сугробы скребут каблук,
Поезда издевательски медлят бег.
В самом горле, уродуя чистый звук,
Поселился едкий московский снег.

Я - простая химия рук и нот.
Рассчитать несложно, освоить - блажь,
Но сочится криком пустой блокнот
На косые стрелки чернильных мачт.

Брызжет солнце, расплавленной бронзой, вниз,
Из страниц высекает полки слов...
У меня целый ворох таких страниц,
Но это никого еще не спасло.

Из груди бессовестно выдрать клок
Проще, чем поднять себя в десять утра.

Но в пустом блокноте живет Бог.
И это - главная из возможных правд.
Профиль

"Я люблю"

Подзабытые стихи Бориса Полоскина (р. 1932), петербургского поэта, написанная в 1966 году. Известно во многом благодаря исполнению песни дуэтом Никитиных.
У этой песни запутанная история. Она основана на песне Жоэля Ольмеса (1928-2009) "Проходит жизнь" ("La vie s'en va") 1962 года. Никитины довольно близко воспроизводят его музыку, однако стихи Полоскина все-таки не могут быть названы переводом Ольмеса, так как все-таки отличаются по настрою и по силе. Субъективно стихи Полоскина мне кажутся эмоционально сильнее оригинала.
История песни разбирается здесь, хотя автор разбора спешит говорить о плагиате и даже называет русские стихи "малость корявыми" (ИМХО, скорей можно говорить о некоторой корявости и большей "простоватости" французской песни).
Из личного опыта хочу заметить, что такое бывает, если "любительский" (не под заказ) перевод пишется ради каких-то строк, но в процессе переводчик понимает, что остальное звучит совершенно несозвучно его мыслям и чувствам, неправильно. В результате от оригинала остаются только изначально подмеченные строки, а остальное пишется от себя. У меня у самого где-то записан такой недоперевод "Мельниц души" Леграна.
Так или иначе, предлагаю насладиться этими полными трагизма стихами Полоскина-Ольмеса о любви и жизни.

Борис Полоскин
"Я люблю" (на базе стихотворения Жоэля Ольмеса)
Я люблю, я люблю, я люблю, я люблю -
Иных слов я найти не могу.
Я люблю, я люблю, я люблю, я люблю.
Досада в углах твоих губ.
Я люблю, я люблю, я люблю, я люблю.
Твои пальцы играют мотив:
Не люблю, не люблю, не люблю, не люблю.
Ждут. Надо идти.

Проходит жизнь, проходит жизнь,
Как ветерок по полю ржи.
Проходит явь, проходит сон,
Любовь проходит - проходит все.
Любовь пройдет, мелькнет мечта,
Как белый парус вдалеке,
Лишь пустота, лишь пустота
В моём зажатом кулаке.

Но я люблю, я люблю, я люблю, я люблю -
Не проходит любовь у меня.
Я люблю, я люблю, я люблю, я люблю.
Твои пальцы браслет теребят.
Но я люблю, я люблю, я люблю, я люблю.
Но сейчас, вот сейчас ты уйдешь.
Я люблю, я люблю, я люблю, я люблю.
Он действительно очень хорош...

Проходит жизнь, проходит жизнь,
Как ветерок по полю ржи.
Проходит явь, проходит сон,
Любовь проходит - проходит все.
Любовь придет, мелькнет мечта,
Как белый парус вдалеке,
Лишь пустота, лишь пустота
В моём зажатом кулаке.

Но я люблю...
У него ни долгов, ни детей.
Но я люблю...
И красивее он, и умней.
Но я люблю...
Руки сильные, брови вразлет.
Я люблю, я люблю, я люблю, я люблю.
Молод - но это пройдет.

Проходит жизнь, проходит жизнь,
Как ветерок по полю ржи.
Проходит явь, проходит сон,
Любовь проходит - проходит все.
И жизнь прошла, и жизнь прошла,
И ничего нет впереди -
Лишь пустота, лишь пустота
Не уходи, не уходи.
Не уходи...

Collapse )