Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

Профиль

Правила поведения

Для меня данный блог - хранилище текстов, неопубликованных в СМИ. Поэтому я не создаю удобную среду для скандалов, гладиаторских боев и прочих зрелищ.
Предупреждаю читателей, здесь вполне можно высказаться в комментах, но нужно уметь себя вести. Мне все правила кажутся элементарными, но некоторым они явно не очевидны.

1. Здесь нельзя оскорблять и переходить на личности, друг друга, а в особенности владельца блога.
2. Оффтоп, (само)реклама и флуд - запрещены.
2. Здесь запрещен мат и иные высказывания, нарушающие уголовный и административный кодекс России.
3. Я не являюсь наемным сотрудником читателей, поэтому заявления "эй ты, давай мне..." - ведут к завершению диалога.
4. Вы можете сколь угодно высоко ценить свои мысли, но если Вы нарушили правила блога, то никто с ними разбираться не будет. Вас просто выгонят.
5. Я достаточно опытный и известный исследователь, поэтому на меня не производят впечатления манипулятивные доказательства. Лучше не используйте их, только опозоритесь.

Блокировку осуществляю по своему усмотрению. Это мой блог, если кто забыл.
Обычно за первым нарушением следует предупреждение, а нарущающий комментарий может быть заморожен или закрыт, а за рецидивом уже будет наказание. Но возможно и отступление от этого порядка, если нарушение кажется тяжким.
Профиль

Белоруссия

Впечатления френда от поездки в республику.

http://roman-n.livejournal.com/3021298.html
"Видно по всему, что еще недавно там было очень неплохо. Дома ухоженные. Повсюду очень чисто. 
МТС заполнены техникой и пахнут мазутом, а колхозы пахнут навозом. Коровки ходят - чистенькие. Соцзащита реально ухаживает за стариками. Школы опрятные, больницы лечат, чиновники - служат.
...Однако. 
Прилавки пустые. Помидоры, овощи, все остальное - лежалое и выглядит хреново. Покупать - не хочется. И то - есть это не везде.
Мясо не могли купить три дня. Его привозят в единственный магазин в городе. Уже к восьми утра в него очередь. В том числе из людей приехавших из городов поменьше - им мясо вообще не привозят. 
В Белбанке у меня за спиной люди поссорились из за места в очереди - кто будет покупать те российские рубли, что я пришел сдавать. Полный караул. Цены растут, народ озлоблен и нервничает. 
В Ресторане еду делают по два часа. Им пох. Однажды повар приняла заказ, а потом ушла по своим делам. 
И все. 
Аллес.
У меня шаблон треснул и развалился. 
Натуральный совок". 


В принципе, согласен с мыслью автора, что часть этого негатива - последствия экономических проблем и страшного - значительно превосходящего наш - роста цен этого года.
Профиль

«В Белоруссии народ волнуется...»

Еще одна маленькая иллюстрация на тему причин волнений в Белоруссии.

В нашей стране с декабря 2010-го по май 2011-го цены на продукты питания выросли на 5% с лишним. Это было весьма неприятно, рост цен съел изрядную часть роста доходов, для разрешения ситуации с рядом товаров потребовалось вмешательство Президента. Всем этим закономерно возмущены наши левые оппозиционеры.

Рост цен на продовольствие в Белоруссии за тот же период составил 28,5%. Однако некоторые мои «левые» френды настоятельно советуют белорусам не возмущаться, а поддерживать Лукашенко.

Вот уж действительно: там хорошо, где нас нет.

Профиль

Жертва нацизма свидетельствует о зверствах эстонских карателей в Белоруссии

21, 03, 2005 Жертва нацизма свидетельствует о зверствах эстонских карателей в Белоруссии

Секретарь эстонского Общественного Союза против неофашизма и национальной розни Андрей Заренков передал ИА REGNUM свидетельство очевидца, рассказывающее о зверствах эстонских эсэсовцев в Белоруссии. Как рассказал Заренков корреспонденту ИА REGNUM, Надежда Николаевна Мацкевич обратилась к эстонским антифашистам с просьбой помочь ей предать гласности ее воспоминания. Они приводятся ниже.
"Я родилась 13.04.1927 г. в Белоруссии, Верхнедвинском районе (ранее Дриссинский), в деревне Долое. Это на границе трех районов: Освитского, Рассонского и Дриссенского. Я очевидец той ужасной войны 1941-1945 годов.
Нашу территорию заняли немцы. Они шли с музыкой, довольные. Им никто не мог оказать сопротивление, только на станции Берковичи был небольшой бой. Оккупанты сразу начали хозяйничать, ловили и убивали курей, свиней и прочую живность. Вскоре был назначен староста и повсюду развешены объявления: "смерть жидам и коммунистам!"
Мой отец и брат 15-ти лет пошли в партизаны. Мать пекла хлеб, а я носила его им. Мне не раз приходилось передавать донесения из отряда в отряд и выполнять задания комиссара Александро-Невского партизанского отряда Первой Дриссенской бригады Василия Ярешева. В 1942 году каратели особенно зверствовали на нашей территории, грабили, жгли деревни, убивали стариков и детей, а трудовой люд отправляли в Германию, кого в концлагерь, а кого на работы. Немцы зарегистрировали всех евреев и на рукавах сделали им нашивки "Иуда", а коммунистов вешали на центральных площадях районных центров. Я помню, отец привез девочку и мальчика из еврейской семьи, отец которых перед гибелью просил спасти их. Фамилия у детей была такая же как и у нас - Мацкевич, мы их скрывали у себя, а потом их отправили на самолете в тыл. Вообще, многие евреи были спасены таким образом. В декабре 1943 году я, мать, двое братьев и тетя прятались в лесу близ деревни Ковали, но нас нашли каратели. Они окружили нас в лесу, кричали по русски с акцентом: "стой, никуда не уходить!" Я стояла вдалеке от всех и от страха кинулась в кусты, попала в яму, быстро засыпалась снегом и лежала неподвижно. Я слышала крики, плач родных, затем беспрерывную стрельбу и последний раз голос мамы "Надя, Надя".... Пролежала всю ночь, а утром услышала: "Есть кто живой?" Это был старичок из деревни Каркальцы, который потом рассказал, что всех наших расстреляли каратели из Эстонии. Затем меня снова схватили и направили в Полоцкую тюрьму в лагерь №367". После полоцкой тюрьмы, в 1944 году группу арестантов вместе с Надеждой Николаевной привезли в Эстонию в Тарту, откуда всех погнали в Таллин, используя в качестве живого щита от наступавших советских войск. Фашисты хотели отправить пленных на пароходе в Германию, но не успели - по дороге в Таллин пленных освободили советские войска. Она хорошо помнит специфический акцент и первые слова на языке, на котором говорили люди, гнавшие в плен: "Рутту, рутту, курат!..." (Быстро, быстро, черт! - перевод с эстонского, ИА REGNUM).