Никита Мендкович (mendkovich) wrote,
Никита Мендкович
mendkovich

Categories:

Сталинские репрессии и их цели (Урал)

Нашел в сети автореферат диссертации А. А. Колдушко "Кадровая революция в партийной номенклатуре на Урале в 1936-1938 гг." (Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук, Пермь: ПГТУ, 2006).
Пока не потерял выложу некоторые интересные френдам выдержки о сути и последствия чисток 1937 года в местном руководстве. Общая мысль автора: репрессии были проведены для замены руководства, не справляющегося с задачами, стоящими перед обществом, которое в силу формирование партийных кланов, блокировавших нормальные процессы ротации кадров, другим путем трудно было осуществить.
Приведу несколько цитат.


"Кадровая революция на Урале в 1936–1938 гг. представляет собой социальный процесс, в ходе которого были разрушены традиционалистские клановые системы, ранее организовавшие всю систему партийной власти на местах. Основания, повлекшие за собой падения региональных вождей, коренились в неэффективности управленческих техник, особенно проявившихся при проведении политики индустриализации. Некомпетентность руководства провоцировала социальный конфликт. В такой ситуации репрессивная политика власти встречала общественную поддержку со стороны социальных «низов» общества.
Особенно жесткие меры репрессий (расстрел) предпринимались преимущественно против партийной номенклатуры горкомов ВКП(б), в отношении секретарей райкомов ВКП(б), особенно сельских, применялись более «мягкие» меры – различные сроки исправительно-трудовых работ.
Вектор репрессивной политики в отношении региональной партийной номенклатуры был направлен на уничтожение клиентел: в масштабе Свердловской области были разрушены две крупные клиентелы: клан И.Д. Кабакова, а потом А.Я. Столяра.

На смену выбывшим номенклатурным работникам первого призыва пришли новички со сходными социальными характеристиками. Тем самым сохранилась в неприкосновенности установленная ранее система номенклатурной организации власти. Репрессии объективно выполнили функцию социального клапана, при помощи которого высшая политическая власть упрочила установившийся в стране режим" (с. 12).

"Эффективность работы руководящих кадров определялась реальными показателями развития промышленного производства и сельского хозяйства. В середине 1930-х гг. местные власти не могли выдержать заданных темпов роста производства. Попытки оптимизации работы руководящих кадров традиционными партийными методами успеха не имели, поскольку наталкивались на сопротивление клановых патрон-клиентских структур, сформировавшихся в номенклатурной среде. С точки зрения внутренней структуры партийная номенклатура на Урале первой половины 1930-х гг. представляла собой сообщество клиентел. Патрон-клиентские отношения, выражающиеся преимущественно в личных, неформальных отношениях, основанных на взаимных обяза¬тельствах и заинтересованности, порождали создание своего рода местных «культов» партийных руководителей. В 1936 г. власть начинает осуществлять репрессивные практики в отношении местных номенклатурных работников.
Репрессии против номенклатуры можно рассматривать как ответ центрального руководства на вызовы, исходящие от местных номенклатурных кланов. Содержание вызовов может быть понято только в контексте модернизационных задач. Средние и нижние звенья управленческой системы отклонялись от векторов, заданных высшим партийным центром: не выполняли директивы, срывали народнохозяйственные планы, демонстрировали собственную некомпетентность в решении экономических, технических и социальных задач, более того, блокировали возможности легальной ротации кадров" (с. 14).

"Партийные руководители, подвергшиеся репрессиям, представляли собой гомогенную группу управленцев. Они имели значительный партстаж, прошли через сеть партийного образования. Анализ уровня общего образования секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области, арестованных в 1937–1938 гг., показывает, что в результате репрессий из номенклатуры была вычеркнута наиболее образованная ее часть.
Наибольшее количество секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области было арестовано по обвинению в контрреволюционной и антисоветской деятельности. Главным репрессивным органом, осуществлявшим расправу над партийной номенклатурой в регионах, была выездная сессия Военной коллегии Верховного Суда СССР. Приговоры, которые выносились репрессивными органами, были суровыми. К высшей мере наказания было приговорено 37 секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области, что составляет почти 65% от совокупности всех приговоров; 45% партийных кадров также были приговорены к высшей мере наказания – расстрелу. Исключением явились открытые судебные процессы, одним из которых стал процесс по делу первого секретаря Коми-Пермяцкого окружкома ВКП(б). Пик репрессий против секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области пришелся на август 1937 г.
В целом же наблюдается три всплеска репрессий против секретарского состава: январь-март 1937 г., май-ноябрь 1937 г., январь-март 1938 г. В январе-июне 1937 г., когда был репрессирована большая часть аппарата Свердловского обкома и секретарский состав крупных партийных организаций области, репрессии против партийных лидеров области происходили не одномоментно, а, как правило, складывались из нескольких этапов с предварительной политической подготовкой. На основе изучения архивно-следственных дел можно выделить два основных подхода к проведению репрессий: сетевой и функциональный. Сетевой принцип аналогичен формированию клановой системы, и цель его использования – в уничтожении клиентелы. Функциональный принцип, в свою очередь, являлся более «адресным»: руководящие работники арестовывались преимущественно за настоящие (или выдуманные) недостатки в работе. Как правило, речь шла о хозяйственниках, которым вменялось в вину «вредительство»: падеж скота, неурожай и т.д. Жертвой репрессий 1937-1938 гг. стал фактически весть партийный аппарат, управлявший Свердловской областью в течение предшествующих 7 лет" (с. 15).

"Структурные изменения в номенклатуре характеризуются общей тенденцией к ее централизации и унификации, на фоне роста номенклатурных единиц и усиления контроля центральных партийных органов над местными партийными и хозяйственными кадрами, а также сращивания партийных органов с хозяйственными учреждениями. Наряду со структурными изменениями в региональной номенклатуре произошли и значительные изменения в ее социальных характеристиках.
Основным источником рекрутирования новой номенклатуры становятся крестьяне по социальному происхождению, но служащие по социальному положению. «Рабочее ядро» руководящих партийных кадров, объявленное социальным приоритетом в комплектовании номенклатуры в начале 1930-х гг., перестало быть таковым. За период репрессий секретарский состав значительно помолодел. Основу новой номенклатуры, пришедшей к власти на гребне репрессий, составляли работники в возрасте до 30 лет. Более половины секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области в 1939 году были выдвиженцами с низовой работы. Принцип формирования номенклатуры не изменился. Подбор осуществлялся по анкетным данным. При этом первый руководитель, как и раньше, подбирал себе команду, руководствуясь не только функциональными, но и личными предпочтениями. Первые лица в партийной иерархии руководили столь же директивными методами, как и их предшественники. Критика снизу не поощрялась, а самокритика сводилась к ритуальным фразам" (с. 16).  

"В середине 1930-х гг. в номенклатурной системе проявились кризисные явления. Партийная номенклатура, которая должна была обеспечить модернизационный прорыв, в силу ряда причин («овельможивание» местных руководящих партийных работников, расстановка «своих» людей на ключевых постах, не всегда компетентных в управлении и др.) существенно затрудняла исполнение важных государственных задач, называемых генеральной линией партии. Местные партийные кланы, опиравшиеся на своих патронов в высшем руководстве, в своих социальных притязаниях нарушили меру, обеспечивавшую единство политической воли на основе уважения «исторических» прав региональной номенклатуры. Невыполнение народнохозяйственных планов, рост аварийности и травматизма на производстве, массовые перебои со снабжением населения основными продуктами питания можно считать видимыми симптомами кризиса системы управления.
Общая неудача модернизационного проекта верховной властью была поделена на частные неудачи отдельных исполнителей. Репрессии против «начальства» вместе с тем выполняли функцию социального клапана: они уменьшали социальную напряженность, указывая массам на конкретных виновников их бедственного положения, удовлетворяя их тягу к социальной справедливости. Несмотря на масштабную по своим методам и последствиям чистку, принцип функционирования партийной номенклатуры и реализации власти остался прежним. Изменения произошли скорее в психологии руководящих работников, в стиле общения и внешних презентационных практиках. С точки зрения реализации модернизационного прорыва, результаты кадровой революции 1936–1938 гг. оказались ничтожными: произошло разрушение старых патрон-клиентских связей, исчезли местные «вельможи» с их окружением. Однако новая номенклатура, пришедшая им на смену, фактически стала строить новую модель патернализма" (с. 16-17).
Tags: СССР, история
Subscribe

  • О вакцинации

    Очень рад, что у нас, наконец, ввели обязательную вакцинацию хотя бы для 60% работников сферы услуг. Считаю, что это стоило сделать еще в марте, не…

  • Итоги 2016 года

    Поддержу свою давнюю традицию подводить в посте 31 декабря итоги, завершающегося года. Он был очень непростым для меня и по уровню трудовых…

  • Итоги 2015 года

    По традиции подведу некоторые итоги уходящего года, которые могут быть интересны моим друзьям и читателям. Год для меня был непростым, но очень…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • О вакцинации

    Очень рад, что у нас, наконец, ввели обязательную вакцинацию хотя бы для 60% работников сферы услуг. Считаю, что это стоило сделать еще в марте, не…

  • Итоги 2016 года

    Поддержу свою давнюю традицию подводить в посте 31 декабря итоги, завершающегося года. Он был очень непростым для меня и по уровню трудовых…

  • Итоги 2015 года

    По традиции подведу некоторые итоги уходящего года, которые могут быть интересны моим друзьям и читателям. Год для меня был непростым, но очень…