Никита Мендкович (mendkovich) wrote,
Никита Мендкович
mendkovich

Category:

Кто изнасиловал Германию? Часть 2

Вот еще один отредактированный кусок "Кто изнасиловал Германию?" Текст как всегда состоит почти исключительно из цитат. Очень благодарен dmitry_p и другим пользователям, которые подбрасывают необходимые материалы, иначе этот текст никогда бы не появился. 

Разбирая версию о советском тоталитаризме как причине преступлений солдат РККА, следует делать скидку на разницу восприятия событий современниками и их потомками, пишущими историю. С точки зрения современного английского историка Бивора сталинские ограничения на свободу слова – просто ужасны, и кого угодно сведут с ума и сделают насильником и грабителем. Но самих жителей сталинского государства, даже по мнению критиков СССР, эти ограничения не столь уж тяготили.

Андре Жид, тогдашний коллега Бивора по образованному классу, в своей критической книге «Возвращение из СССР» (1936) писал о советском единомыслии: «Впрочем, сознание людей сформировано таким образом, что этот конформизм им не в тягость, он для них естествен, они его не ощущают, и не думаю, что к этому могло бы примешиваться лицемерие»[1].

Его коллега Леон Фейхтвангер, побывавший в Советском Союзе через год, констатировал, что лояльное отношение советских граждан к режиму поддерживает улучшение условий жизни: «…яркий контраст между прошлым и настоящим заставляет забывать об этих лишениях. У кого есть глаза, умеющие видеть, у кого есть уши, умеющие отличать  искреннюю человеческую речь от фальшивой, тот должен чувствовать на каждом  шагу, что люди, рассказывающие в каждом углу страны о своей счастливой жизни, говорят не пустые фразы»[2].

Рассматривая данные последующих исторических исследований уровня жизни в сталинском СССР, мы должны признать верность наблюдений Фейхтвангера. Рост потребления советских граждан с 1928 по 1939 годы составил почти 27%, причем это коснулось не только продуктов питания, но и ряда потребительских товаров, производство которых был довольно сложным моментом в то время[3]. Интенсивность роста возрастала с каждым годом, что поддерживало у населения обоснованные надежды на лучшее будущее.

Да, в сравнении с современными стандартами жизнь в предвоенном и военном СССР была более чем скромной, но не следует забывать, что ситуация в соседних странах была не лучше. Советский Союз являлся местом устремлений очень многих граждан мира именно в силу лучших жизненных стандартов. В 1939-м управление пограничных войск Киевского округа доносило о проникновении в СССР через западную границу 7082 эмигрантов за две недели октября  «На границе с Венгрией и Германией нарушителями являются преимущественно крестьяне, бегущие в нашу сторону в поисках работы и убежища, спасаясь от преследований властей, причем, по заявлению перешедших крестьян из Румынии и Венгрии, после замерзания рек собираются перейти на нашу сторону жители целых селений, расположенных вблизи границы. Переходят границу зачастую целыми семьями, не имея средств для питания»[4].

Сомнительно, что эти сравнительно благополучные условия столь травмировали советских граждан, что превращали их в сексуальных маньяков. Скорей можно предположить, что советские граждане в силу довоенных условий жизни были гораздо более устойчивыми, чем жители многих других стран.

Ставя же вопрос о проблеме сексуального сознания советских людей, Бивор и вовсе предлагает нам очень сложные построения: «Дело в том, что в 1920-е годы вопрос о сексуальной свободе активно обсуждался внутри коммунистической партии, однако в последующее десятилетие Сталин добился того, что советские люди стали считать себя живущими в обществе, где о сексе в принципе речи идти не может. И дело здесь не в пуританстве, а в том, что возобладала доктрина «деиндивидуализации» индивидуума. Чисто человеческие устремления и эмоции были задавлены...

Следствием подавления советским государством сексуальных желаний своих граждан стал так называемый «барачный эротизм», который, несомненно, был более примитивным и жестоким, чем самая убогая иностранная порнография. И на все это накладывалось бесчеловечное влияние пропаганды, которая окончательно подавляла все сексуальные импульсы у людей. Таким образом, большинство советских солдат не имели необходимого сексуального образования и просто не знали, как правильно обходиться с женщиной»[5].

Признаюсь честно, последний тезис меня весьма встревожил, потому что я и сам никакого специального сексуального образования не получал и даже не знаю, что под ним понимает автор. Нет, у меня есть определенные суждения о том, как мужчине надлежит обращаться с женщиной, но, судя по прочитанному этого явно недостаточно. Следовательно и я подвержен этому страшному «барачному эротизму» и склонности к изнасилованиям? Право слово, читаешь Бивора – жить жутко становится. Впрочем, рискнем разобраться с «эротизмом» в России и СССР.

Еще в начале XX века в широких массах населения в том числе крестьянства началась сексуальная революция, во многом вызванная миграционными процессами и промышленным развитием общества. Отчеты церковных иерархов той поры отмечают рост числа внебрачных связей, появления на свет незаконнорожденных детей, «большие вольности» в половой жизни крестьян[6]. При этом сохранялось неприятие насильственной близости. Например, в Тамбовской губернии по сообщениям Этнографического бюро «изнасилование женщин, безразлично возрастов и положения, по народным воззрениям считается самым бесчестнейшим преступлением. Изнасилованная девушка ничего не теряет, выходя замуж, зато насильник делается общим посмешищем: его народ сторонится, не каждая девушка решится выйти за него замуж, будь он даже богат»[7].

Проблемой было скорей насилие в семье, совершаемое мужем над женой, которую часто почитали его собственностью. Распад этих представлений пришелся на 1930-е годы, когда советская власть стала активно вовлекать женщин в общественную жизнь, давать им образование и профессию. Это довольно быстро изменило статус женщины в селе и тем более в городе[8].

Сохранились независимые данные и половой жизни советских людей полученные немецкими властями на основе изучения остарбайтеров. Как сообщал отчет СД 1942 года: «В сексуальном отношении остарбайтеры, особенно женщины проявляют здоровую сдержанность. Например, на заводе «Лаута-верк» (г. Зентенберг) появилось 9 новорожденных и еще 50 ожидается. Все кроме двух являются детьми супружеских пар. И хотя в одной комнате спят от 6 до 8 семей не наблюдается общей распущенности. ... Фабрика кинопленки «Вольфен» сообщает, что при проведении на предприятии медосмотра было установлено, что 90% восточных работник в возрасте от 17 до 29 лет были целомудренными»[9].

Среди военных равно не удается найти следов склонности к сексуальному насилию. В период войны женщины служили в армии, как в качестве медицинских работников, так и на боевых постах – снайперами и летчиками. Разумеется, на фронте случались романы, но, как подчеркивают современники, все происходило исключительно по добровольному согласию[10]. Представляется затруднительным установить, насколько «барачной» была половая жизнь советских военнослужащих времен войны, однако патологии, живописуемые Бивором, явно не были частым явлением.

Откуда же взялись сообщения о массовых изнасилованиях во время наступления Красной Армии? Первые сообщения о них появились в газетах в 1945 году, во время и сразу после окончания войны. В 1946 году американский националист Остин Эпп выпустил брошюрку «Изнасилование женщин завоеванной Европы»[11]. Через год на основе сообщений СМИ выпустил книгу некий Ральф Киллинг[12]. В период холодной войны тема получила второе дыхание: вышли книги Эриха Куби[13] и Корнелиус Райэн[14] литературно отполировавшие картину массовых изнасилований.  С окончанием разборок между США и СССР шквал обвинений не затих, а стал оружием в идеологической борьбе против России, направленным на то, чтобы свести на нет заслуги в борьбе с фашизмом. («Ну и что, что вы Европу спасли? Зато всю Германию изнасиловали!»)

При попытке разобрать все доступные сообщения об изнасилованиях немедленно сталкиваешься с большой проблемой: все, словно сговорившись, описывают происходящее в дух «шли и насиловали» без указания, где, когда и кого. Те  немногие сообщения, где упоминается место действия имеют вполне конкретные географическую концентрацию.

Киллинг и Эпп называют Бреслау, Данциг, Берлин, Нызу, Каттовитц, какие-то районы в Померании – и сразу Берлин. Чисто географически странным представляется подобная концентрация всех инцидентов, охватывающая польские районы, включенные в состав Восточной Пруссии в 1939, мертвая полоса и сразу столица Германии. Эти места не объединяют ни даты, ни войска бравшие их. Списать этот отбор информации на то, что сведения об изнасилованиях поступили от этнических немцев, выселенных с территорий отошедших к Польше по решению Потсдамской конференции, невозможно. Та же «концентрация сообщений» существует и у Бивора, который пользовался различными слухами и воспоминаниями с советской стороны. Автор видит несколько причин существования подобных сообщений.

Первая из них очевидна – это фальсификация, которая объяснялась даже злым умыслом, а банальной некомпетентностью журналистов. По свидетельству самих американцев даже спустя два года после победы они часто пользовались, в основном местной прессой как источником информации, к тому же корреспонденты находились под влиянием собственных редакций, которые требовали максимум жареных материалов. «Хорошим заголовком [для них] было изнасилование двух невинных немок сумасшедшим перемещенным поляком…»[15] - свидетельствует американец Томас Бейли, побывавший в то время в Германии. Предпочтение поляков объяснялось как сравнительной слабостью Польши, так и негативными американскими стереотипами о поляках.

Для примера приведу один случай подобной публикации. Киллинг со ссылкой на сообщение американской прессы приводит душераздирающие описание массовых изнасилований в Данциге (Гданьске), где «советские оккупанты» заманили немецких женщин в Кафедральный собор и там, играя на органе и звоня в колокольчики, насиловали их всю ночь[16]. Сочиняя эту историю, журналист поступил несколько опрометчиво. В кафедральном соборе Гданьска, расположенном в районе Оливы, действительно есть орган, который одно время считался крупнейшим в Европе. Одна беда, из-за этой самой уникальности во время боевых действий его частично демонтировали, и трубы вывезли на Запад. Пока трубы были в отъезде, кто-то украл консоль, так что орган был реставрирован сравнительно поздно и впервые заиграл только на Рождество 1945 года[17], а заметка о «музыкальном изнасиловании» датирована 6 декабря.



[2]Л. Фейхтвангер Москва 1937.

[3]Robert C. Allen The standard of living in the Soviet Union, 1928-1940 // Discussion Paper of Department of Economics University of British Columbia, No.: 97-18. August, 1997. P. 47-48.

[4]Цит. А. Р. Дюков За что сражались советские люди? С.  255-256.

[5]Э. Бивор Падение Берлина. С. 42-43.

[6]В. Б. Безгин Крестьянская повседневность (традиции конца XIX – начала XX века). Москва – Тамбов: Издательство ТГТУ, 2004. С. 180.

[7]Там же, с. 183.

[8]В. А. Бердинских Крестьянская цивилизация в России. М: Аграф, 2001. С. 159-162. 

[9]А. Якушевский «Мы стали жертвой заблуждения…» // Источник, № 3, 1995.

[10]Воспоминания В. П. Брюхова в: Л. Драбкин Я дрался на Т-34. М.: Эксмо, Яуза, 2005. С. 220.

[11]A. J. App Ravishing the Women of Conquered Europe. San Antonio, 1946.

[12]R. F. Keeling Gruesome Harvest. The Costly Attempt To Exterminate The People of Germany. Chicago: Institute of American Economics, 1947.

[13]E. Kuby Die Russen in Berlin, 1945. Bern-Munich, 1965.

[14]C. Ryan The Last Battle. New York: Simon & Schuster, 1966. См. русский перевод К. Райан Последняя битва. Штурм Берлина глазами очевидцев. Пер. с англ. Л.А. Игоревского. М.: ЗАО Центрполиграф, 2003. 

[15]T. A. Bailey Marshall Plan Summer: An Eyewitness Report on Europe and the Russians in 1947. Stanford: Hoover Institution Press, 1977. P. 63.

[16]R. F. Keeling Gruesome Harvest. P. 54.

Tags: Германия, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments