December 23rd, 2012

Профиль

Грузинские судебные сделки

Немного о "судебных сделках" в Грузии эпохи Саакашвили из интервью нового Генерального Прокурора Грузии Арчила Кбилашвили:
"- В прошлом году путем процессуальных сделок было изъято 108 миллионов лари. Эта сумма, с точки зрения одного или десяти бизнесменов, может быть большой, но что касается государства - тут спорно, является ли она таковой. Если сравнивать с тем, что одно здание кутаисского парламента обошлось в 300 миллионов лари, то упомянутая сумма не очень велика…
- В результате культивирования порочных сторон процессуальной сделки, было нарушено главное - общество утеряло чувство справедливости. А этого не стоят ни 108 миллионов, ни сумма, в десять раз больше.
- Давайте, начнем с конкретных примеров. Насколько мне известно, на данном этапе ведется пересмотр множества дел. Более 50 человек выпущены из изоляторов временного задержания. Чему, в первую очередь, отдается преимущество, и как Вам удается за такое короткое время установить, виновно ли конкретное лицо?
- Изолятор временного задержания расположен под лестницей, на двух этажах управления, и человек, который там оказывался, был вынужден идти на уступки и зачастую признаваться в том, чего он не только не совершал, а вообще в действительности не происходило. Поэтому и было очень легко человека, оказавшегося в таком положении, заставить говорить все что угодно. Власть поменялась, мы уже не осуществляем давление на суд и получили следующую картину. В процессе судебного рассмотрения абсолютно по всем этим делам те, кто в свое время признал себя виновными, а также свидетели, которые при предварительном расследовании поддержали обвинение, словно сговорившись, заявляют, что на самом деле лицо не совершало преступление, и имело место давление на них. Как известно, показания, данные в суде, имеют большую силу, нежели показания, данные раньше. Мы просмотрели дела, и в них нет ничего, кроме заключения на основании показаний свидетелей. В результате - дело развалилось, то есть прежним властям не нужно было больших доказательств и фактов, они могли сшить дело, лишь опираясь на свидетелей. Так что, мы элементарно вынуждены отпустить тех людей, оснований для задержания которых не существует.
...Кроме того, есть случаи, когда приговор был вынесен по процессуальному соглашению, а параллельно в деле фигурирует, как этот человек подарил Министерству внутренних дел машину или имущество. Разумеется, это - беззаконие, и мы расследуем все эти случаи. Это, фактически, взятка, и, если проследить за данной позицией, выгода может быть в пользу третьего лица. А этим третьим лицом, вполне возможно, является и вовсе государство. Исключая получение таких имущественных прав со стороны государства, мы считаем, что должно быть наказано лицо, которое это совершило или вынудило совершить кого-то другого.
...К примеру, мне кажется очень несправедливым факт, когда 29-летнему парню, беженцу из Абхазии, в деле которого было 22 случая кражи кабеля «Тэласи» (ущерб суммарно составил 5 тысяч лари), в порядке сложения наказания за каждый случай присудили по 3 года, и в итоге, получилось 72 года. Но поскольку наш закон не предусматривает заключение более 30 лет, то судья дал ему 30 лет. Это неадекватно и нелогично. Там приговор мог быть в 3-4 года с возмещением ущерба, но прокуратура ему говорила: заплати 10 тысяч долларов, и дадим тебе 10 лет. Если бы у того беженца было 10 тысяч долларов, он не стал бы красть кабель. Мы постараемся, чтобы наказание было адекватно преступлению. На днях вышел человек, который болен неизлечимой болезнью, но на второй день после освобождения успел ранить человека и был возвращен в тюрьму. Конечно, от подобных случаев мы не гарантированы и в будущем, но что делать? Из-за этого отказаться от справедливого правосудия?"

Вообще такие сделки в Грузии были ориентированы на то, чтобы заставить осужденного и его семью продавать имущество, включая жилье.