January 11th, 2012

Профиль

"Я другой такой страны не знаю", или Полупровокация (с)

Любопытный способ игры на стереотипах (обращаю внимание Маккавити).
Места, где выкинуты куски, обозначены многоточиями.
Полный текст по ссылке.

http://poltora-bobra.livejournal.com/411169.html#cutid1
"...Мать родилась в деревне в голодный 1933 год. Кроме нее, у деда с бабкой было еще двое детей – мои дядьки, 1922 и 1925 года рождения. В семейном альбоме сохранилась две фотографии тех лет – оборванные, грязные люди с изможденными лицами находятся среди нищенской обстановки. В тот страшный год дед принял решение бежать в город, и вся семья, бросив имущество и дом, уехала из деревни. В городе тоже было не сладко – деду приходилось браться за любую работу – строить дороги, копать уголь, пока в конце 30-х не посчастливилось устроиться кочегаром на торговое судно. Дядьки по малолетству, занимались «детской» работой – продавали газеты, папиросы, а иногда и воровали то, что плохо лежало. В 1941 году, брат матери, 16 лет от роду, участвовал в какой-то пьяной драке и случайно зарезал, бросившегося разнимать эту драку представителя закона. Несмотря на то, что дядька был несовершеннолетним, суд приговорил его к смертной казни. В 1942 году дед погиб в море – его торговое судно, преступно выпущенное в рейс без какого-либо охранения, безнаказанно торпедировала немецкая подводная лодка. В 1943 году старшего брата матери призвали в армию. Он погиб в июне 1944-го, во время высадки на вражескую территорию – никому не нужного десанта, бывшему не более как показухой перед союзниками. На могилу старшего сына, находящуюся за границей, бабка так и никогда не смогла приехать. Умерла она в 1959 году в переполненной больничной палате из-за неправильно поставленного диагноза.

Моя мать в 1948 году бросила школу и устроилась чернорабочей на завод в маленьком городке, где и познакомилась, с уже работавшим на том же заводе, моим отцом. Я родился в 1950-м, когда отца уже призвали в армию. Он погиб в 1951-м, в Корее, куда его послали защищать местное население. Отца я никогда в жизни не видел.

Проблемы одинокой матери (а брак мать с отцом решили оформить, после возвращения отца из армии), с годовалым ребенком на руках, власти волновали меньше всего. От этой жизни она пристрастилась к алкоголю и постоянно тащила домой (если так можно назвать жуткую ободранную комнату с удобствами на этаже) разных женихов, которые могли поставить бутылку и дать немного денег. Очередной жених задушил ее и сбежал. Власти маленького городка решили не поднимать шумиху и смерть ее записали, как остановку сердца.

Из жизни в интернате я помню только то, что меня постоянно дразнили «косоглазым» (привет японской бабушке) и ежедневно рассказывали, что наша страна самая великая и должна навести порядок во мире.

После интерната я был в армии. Службу проходил в Германии. Что потом вспомнить из жизни? Образование я получить не смог – везде пролазили детки богатых родителей, у которых звенело в кармане. Женился в 1980 году, двое детей, но ждет их то же самое, что и меня, а может быть и хуже – дети уже давно разъехались в поисках лучшей доли. Мотался с семьей по всей стране, везде пытался заработать, был и на севере и на юге, работал и в горах и под землей, но все что зарабатывал, уходило как вода. Постоянной работы тоже не было никогда. Один раз устроился на хорошую работу в 1988-м, но в 1993-м фирма разорилась. 

Жилья своего никогда не было – приходилось снимать. Хорошего врача в этой стране не найти, а если говорить честно, то лечение всегда стоило сумасшедших денег. Да что рассказывать, сейчас на старости лет вместе с женой живем в дорожном вагончике, получаем мизерную пенсию, пытаемся по мере сил как-то подработать.

Да и хорошо, недавно рядом начали раздавать бесплатные обеды для бедных - час в очереди отстоим, а уже на полдня проблем с едой нет. Думает о нас все таки наш президент...".