October 8th, 2007

Профиль

Смоленск

Был в Смоленске на 9-м Открытом Чемпионате по ЧГК, о чем представляю что-то вроде краткого отчета. Разумеется, был я в Смоленске весьма короткий срок, так что мои наблюдения города достаточно условны и неполны, но, тем не менее, считаю, что имеет смысл представить их вниманию читателей.

Начну с главного – на утренней игре в воскресенья мы заняли 10 место из 50 команд. Было 9, но, как сейчас выяснилось, по итогам апелляций на вопросы съехали вниз. Игра проходила в местном ДК «Молодость» в условиях приближенных к бодрящему морозцу, из-за чего в перерывах народ танцевал.

В перерывах между играми мы успели пройтись по Смоленску, коллективно исполнить «Снежинку» и обсудить множество актуальных проблем. (Скоро в ЖЖдолжны появиться подборки фотографий)

Скажу честно, полное впечатление, что немецкое наступление в Смоленске останавливали буквально пару лет назад. Даже в историческом центре города (в пределах крепостной стены) очень много разбитых и брошенных домов. Часть прочих в ужасном состоянии, музеи нуждаются в капитальном ремонте, стены порядком исписаны. Впрочем, хватает и домов в приличном состоянии особенно на другом берегу Днепра.

Сказывается разница в доходах населения, в Москве все это в меньшей степени заметно, из-за усилий коммунальных служб, но Смоленский бюджет несколько беднее. Чувствуется, что в городе нет такого земельного ажиотажа как в Москве, многие места совершенно заросли травой и явно давно заброшены. Вообще грань между городской и сельской местностью здесь весьма условна, стоит отойти от городского вокзала и свернуть за угол – и вы окажитесь перед милым домиком деревенского типа, где по двору гуляют индюки и гуси. А еще через пару сотен метров вы оказываетесь на городской площади, близ «Молодости». (Лично мне, пригородному жителю, это скорей привычно, но для городского центра не слишком характерно).

В Смоленске, как мне показалось, чувствуется некий налет провинциальности, не в смысле своего нестоличного темпа и стиля жизни, а в виде попыток соответствовать образцам, навязанным массовой культурой, даже если в городских условиях они смотрятся крайне неестественно. Приезжих достаточно легко выделить в толпе по одежде и манере держаться, но если от меня потребовать дать конкретные критерии я, пожалуй, не найду что ответить. Укажу на любопытную особенность, цены в городе не слишком высоки, но устроиться без «связей» в гостиницу в городской черте очень трудно.

Набережная и та самая крепостная стена, вернее ее остатки, имеют заброшенный вид, выходя к реке, следует соблюдать осторожность, чтобы не упасть с огромную трещину, по содержимому которой можно проводить исследование местного вино-водочного рынка. Стена тоже порядком побита, в некоторых местах стоят леса, но никаких следов ведущегося ремонта я не заметил. Собственно, вершина стены место встреч Смоленской молодежи и туристов, на ее камнях они обмениваются посланиями призывами и проклятиями. Видимо, особенно это место любят окрестные «готы». Лестницы наверх есть, но со времен Смутного времени их ремонтом, видимо, не занимались, и в вечернем полумраке с них можно прекрасно упасть. В общем, из-за этих недостатков я бы не стал пока превращать город в туристический центр.

Дороги в относительном порядке, хотя в пригородах очень не хватает фонарей. По свидетельству местных жителей привели проезжую часть в порядок сравнительно недавно, а то неудобно – город один из первых в стране по числу автомобилей, а никакой возможности поездить на них нет. Хотя движение, по крайней мере в выходные, не слишком сильное, часто можно спокойно гулять по проезжей части при полном отсутствии транспорта.  Впрочем, стиль вождения здесь специфический – резкие маневры в сочетании с бешенной скоростью. (Замечу, что он считается характерным для грузин).

 

Подчеркну, я нисколько не хочу демонизировать Смоленск. Близкий набор критики, я, например, готов обрушить на коммунальные системы Питера, который в силу своего статуса имеет гораздо больше возможностей иметь ухоженный вид. В описании я, скорей, пытаюсь избежать «синдрома туриста», который за местными красотами не видит жизни и быта. 

Профиль

Еще раз про советскую элиту

По просьбам читателей выкладываю из глубин архива статистику по положению бывшей советской номенклатуры в постсоветской элите. Числа в таблице – процент представителей советской номенклатуры в различных сферах постсоветского общества.  

 

 

1989

1992-1993

2000-2002

Регионы

100

78,2

65,9

Федеральная власть

100

77

-

Парламент

97,2

37,1

32

Бизнес-элита

-

60,9

28,6

Источник: О. Крыштановская Анатомия российской элиты. М., 2005. С. 132, 150, 318, 343.

 

Эта картина неуникальна. В Венгрии и Польше «бывшие» составляли в 1993 году до ¾ национальной элиты. Обращает на себя внимание сравнительно низкая доля «бывших» в бизнесе и федеральном парламенте. Причина мне видится в первую очередь в том, эти сферы деятельности требуют специфических навыков нехарактерных для СССР, которые представителям старой элиты, чаще всего не слишком молодым, было трудно усвоить.  Они чаще занимали в коммерческих структурах второстепенные, но высокооплачиваемые должности, реализуя свои связи во власти, таким образом выпадая из статистики. Пример: первый заместитель Председателя КГБ Филипп Бобков.

Высокая сохранность номенклатурных постов показывает, что по большому счету именно элите была выгодна смена строя в стране, о чем я уже писал.

 

P.S. В качестве дополнения ссылки на книгу Греченевского Истоки нашего «демократического» режима. В ней автор рассматривает участие сотрудников специальных служб в процессе распада СССР и формирование новой элиты. «Теория заговора» имеет место быть, но это неплохая база для сбора всяких интересных фактов об эволюции элит.