June 19th, 2007

Профиль

Что в них русского? (о власовцах)

Учитывая слухи о том, что кенотаф ССовцам на Соколе планируют реставрировать 22 июня, размещаю короткую справку о первом из тех, чьи фамилии на ней значились.

 

Петр Краснов (1869-1947) – предатель родины, фашист. Начал свою карьеру в царской империи в чине фельдфебеля, но в боях не прославился: большую часть карьеры он провел в качестве военного корреспондента (боксерское восстание, японская война, большую часть которой он провел при штабе). Занимался написание зубодробительных военных агиток. Первую боевую часть под начало Краснов получил только в 1910 году (ему стукнуло 41), поучаствовал в Первой мировой войне, получил чин генерал-майора.

К октябрю 1917 года он командовал 3-м конным корпусом. И был брошен Керенским на подавление революции в Петрограде, каковую задачу с блеском провалил: его войска были окружены, а сам он попал в плен к большевикам. Вскоре он был отпущен под честное слово «не противостоять советской власти», но много ли значит слово для этого царского офицера? Он уже скоро мелькает на Дону и рядах Белых войск.

Первый раунд его предательства относится к Гражданской войне: он пытается создать отдельное от России государство «Донское войско» опираясь на германские штыки. В своем письме императору Вильгельму он обещает за поддержку его сепаратистских замыслов для немцев «права преимущественного вывоза избытков за удовлетворением местных потребностей хлеба, зерном и мукой, кожевенных товаров и сырья, шерсти, рыбных товаров, растительных и животных жиров и масла и изделий из них, табачных товаров и изделий, скота и лошадей, вина виноградного и других продуктов садоводства и земледелия». А также права на «льготные концессии», которые должны были превратить «войско» в фактическую немецкую колонию.

В эмиграции пытался заниматься писательством, призывает на голову СССР, которую именует «страной жидов и тунеядцев», - иностранную оккупацию.  С приходом Гитлера к власти пошел к фашистам на службу. В фашистской Германии его книги пользуются некоторой поплуярностью и издаются большими тиражами. Сотрудничал с министерством оккупированных территорий Розенберга, принимая непосредственное участие в разграблении своей Родины. Составлял пропагандистские листки немецких оккупантов ориентированные на казачество. Известна его декларация, оправдывающая сотрудничества с оккупантами.

«И пока нельзя сказать “здравствуй, царь, в кременной Москве, а мы, казаки, на Тихом Дону”, пока Москва корежится в судорогах большевизма и ее нужно покорять железной рукой немецкого солдата - примем с сознанием всей важности и величия подвига самоотречения иную формулу, единственно жизненную в настоящее время: “Здравствуй, фюрер, в Великой Германии, а мы, казаки, на Тихом Дону”».

В 1945 году был арестован английскими властями в Германии и как военный преступник выдан СССР.

Краснов отмечал, что следствие по делу предателей велось весьма корректно: «Никого не бьют, отношение корректное, даже чересчур, что нас больше всего тревожило. Питание хорошее, табак немецкий — сколько угодно. Белый хлеб и шоколад...». Некоторые из его подельников под арестом умудрялись даже устраивать вечера воспоминаний с вином.

За столь долгое и последовательное сотрудничество с оккупантами советский суд «наградил» Краснова петлей. Вполне справедливо.

На суде обвинитель спрашивал его: 

-Ответьте, каким генералом Вы себя считали - русским или немецким?

-Самого себя я считал русским генералом, но, к сожалению, приходилось одевать немецкую форму, поверх которой носил русские погоны и Георгиевский крест. Так было нужно, и поневоле одевался в немецкую форму с русским оттенком.

-Кто же, по-вашему, настоящий виновник войны СССР и Германией?

-Конечно СССР - страна жидов и тунеядцев!

-Согласны ли Вы, что ваше письмо Кайзеру Вильгельму от 1918 года, имеет сходство с вашим воззванием от 1944 года?

-Да, именно так, мы искали союзников в лице Германской Империи, а впоследствии и фашистской Германии.

-Значит, у вас существовал союз с германским империализмом?

-Да, безусловно, так, такой союз у нас существовал с 1917 года.

-Что же в Вас осталось русского?

P.S. Вопрос: нужна ли такая же справка по кажой персоне с "плиты"?

Профиль

"Кавказский" дикарь: Шкуро

Андрей Шкуро (1887-1947) – опытный каратель. Действительно успел повоевать в японскую войну, участвовал позже в карательных экспедициях в Персии. В Первую мировую награжден почетным Георгиевским оружием, организовывал партизанские рейды в тылу противника (впрочем, насколько я знаю, без особого успеха).

Он был полным антиподом «барина» Краснова политика и журналиста, сделавшего карьеру в штабах. Шкуро же, выходец из кубанского казачества, был похож лицом экспрессией и жестокостью на стереотипный образ кавказца (многие из знавших его так и именовали Шкуро «кавказским дикарем»).

После революции пытался поднять мятеж в Кисловодске, потерпел неудачу, сформировал на Кубани дивизию и вел войну с большевиками. Части, которыми командовал Шкуро, прославились склонностьюк немотивированной жестокости и грабежам. Они называли себя «волчьей сотней», вместо каракулевых папах они носили шапки волчьего меха, на их выгонах была нарисована волчья голова (ох уж мне эти чеченские прихваты…). Вот как описывал их журналист Вильямсон: «Однажды с тремя-четырьмя офицерами он заявился в самый разгар танцев в залу большой ростовской гостиницы и потребовал от гостей сдавать драгоценности и деньги на нужды его "волков", достаточно было взглянуть в его глаза, дерзко блестевшие из-под волчьего меха, чтобы понять, что с ним лучше не спорить. К тому же "волки" пользовались славой безжалостных грабителей. Так что Шкуро сорвал изрядный куш».

На фронте, по мнению командования, Шкуро не блистал. По свидетельству Врангеля: «Отряд есаула Шкуро во главе со своим начальником, действуя в районе XVIII-ro корпуса, в состав которого входила и моя Уссурийская дивизия, большей частью болтался в тылу, пьянствовал и грабил и, наконец, по настоянию командира корпуса генерала Крымова, был с участка корпуса отозван».

В эмиграции ему здорово не везло: литературного дара он не имел, так что перебивался случайными заработками. Был статистом в кино, скакуном в цирке, даже пытался разводить кур. В 1939 году всплыл в Германии. Когда в «корпусе» фон Паннвица создавался «казачий резерв» (полк) он появился там в качестве командира с вновь пошитым «волчьим флагом». Он пытается играть на своем военном прошлом призывает казаков вступать в части предателей: «Я, облеченный высоким доверием государственного руководителя СС, громко призываю вас всех, казаки, к оружию и объявляю всеобщий казачий сполох. Поднимайтесь все, в чьих жилах течет казачья кровь, все, кто еще чувствует себя способным помочь общему делу... Дружно отзовитесь на мой призыв, и мы все докажем великому фюреру и германскому народу, что мы, казаки, верные друзья и в хорошее время, и в тяжелое».

В составе корпуса его "казаки" участвовали в карательных акциях на территории СССР и Югославии. Его непосредственным командиром был генерал Доманов, в конце войны Шкуро получил от СС приказ о его аресте и занятии его места, но выполнить не успел – часть сдалась англичанам. Арестован англичанами в мае 1945 года за военные преступления, выдан Советскому Союзу осужден и повешен в 1947 году во дворе Лефортовской тюрьмы.